ПЕРВОПРИЧИНА ДЕГРАДАЦИИ БИОСФЕРЫ ЗЕМЛИ - ОДНА. ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ - ДЕСТАБИЛИЗАЦИЯ КЛИМАТА,

ПЛОХАЯ ЭКОЛОГИЯ И НАШИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ, - ЛИШЬ ЕЁ СЛЕДСТВИЯ.

И СОСТОИТ ОНА В НЕДОПУСТИМО ВЫСОКОЙ ЧИСЛЕННОСТИ ЛЮДЕЙ НА ЗЕМНОМ ШАРЕ.

среда, 16 марта 2011 г.

Реквием по техносфере

(скорбные мысли навеянные японским землетрясением)

Филипп де Шампень (1602 - 1674)
Натюрморт «Жизнь, Смерть и Время»
Знаете, чем отличаются природная стихия от природной катастрофы? Тем, что природные стихии происходят так где нас нет. 
Однако, за последние столетия человек до того расстелился по всей нашей планете, что практически любое природное явление/стихия происходящее на планете обязательно превращается в «гуманитарную» или «техногоенную» катастрофу.
Проникнув в самые отдаленые и труднодоступные уголки планеты человек тем самым расширял свою экологическую нишу под названием «техносфера» - пространство биосферы Земли, находящееся под воздействием производственной деятельности человека и занятое ее орудиями, объектами и продуктами.
Давайте освежим в памяти главные вехи в истории становления техносферы, т. е. её  техногенез.

     Эпоха мускульной энергетики
Начало техногенезу положил первый костер, зажженный человеком. Применение огня расширило ареал человека, дополнило собирательство и охоту новыми приемами добывания, приготовления и запасания пищи, зародило возможность будущих термотехнологий. Уже в неолите возникли условия для развития ремесел и профессионального разделения труда. Но человек еще не научился трансформировать энергию огня. Это была эпоха мускульной энергетики, когда в распоряжении человека были только собственная сила, а затем и сила прирученных животных, а также простые механизмы - преобразователи мускульной силы.

     Эпоха механоэнергетики на возобновимых ресурсах
Начиная с VIII-XI в. к ним добавляются изобретения, использующие силы воды и ветра. Наступила эпоха механоэнергетики на возобновимых ресурсах. Технические возможности человека расширились, и одновременно усилилось его давление на природу. Уже в эпоху Возрождения (XV-XVII вв.) рост населения, развитие ремесел и торговли, городов и дорог, географические открытия и завоевания, строительство, судостроение, военное дело ускорили освоение новых земель, сведение лесов и дали мощный толчок развитию рудного дела и металлургии, а затем и машин на механическом приводе. Еще в преддверии промышленной революции, когда уже стал ощущаться дефицит древесного топлива и требовалось повышение эффективности земледелия (XVIII в.) одноступенчатые механические преобразователи природных сил перестали удовлетворять человека. Он постоянно нуждался в концентрации энергии, в повышении ее качества, в увеличении силы и мощности, прилагаемой к объектам деятельности.
     Эпоха химической теплоэнергетики на невозобновимых энергоресурсах.
Однако наибольшее ускорение и экологическое значение техногенез приобрел с момента появления тепловых машин и начала использования ресурсов ископаемого топлива.
Наступила эпоха химической теплоэнергетики на невозобновимых энергоресурсах. Как только оказалось, что созданное и контролируемое человеком изделие - машина, состоящая из топки, котла и парового двигателя, может развивать мощность многих лошадиных сил, направление общественного прогресса и дальнейших взаимоотношений человека с природой было однозначно предрешено. Недаром эпитафия на могиле Джеймса Уатта содержит слова: «...увеличил власть человека над природой...». С тех пор эта власть проявляется главным образом в потреблении природных ресурсов и загрязнении среды.
     Эпоха истощительной химической теплоэнергетики еще не закончилась, но уже надвинулась следующая - эпоха ядерной теплоэнергетики на невозобновимых ресурсах, грозящая еще более опасным загрязнением.

Природопокорительская экспансия человечества постоянно нарастала. В XX в. вместе с демографическим взрывом происходит еще более мощный подъем техногенеза. Он обусловлен приростом реализуемых материалов, мощностей и материально-энергетических потоков, приходящихся в среднем на каждого жителя планеты. Общий масштаб этих потоков стал сопоставим с масштабом природных процессов. По различным оценкам, общая масса техносферы в настоящее время составляет от 10 до 20 тыс. Гт. (Это больше биомассы живого вещества всей биосферы – 6065 Гт!).О масштабе и скорости роста техносферы в XX в. дают представление некоторые данные табл. 5.1 из книги Акимова Т., Кузьмин A., Хаскин В. «Экология. Природа - Человек – Техника». – М., 2001

Рост техносферы в XX веке
Показатель
Начало века
Конец века
Валовой мировой продукт, млрд. долл./год
60
25000
Энергетическая мощность техносферы, ТВт
1
14
Численность населения, млрд человек
1,6
6,0
Потребление пресной воды, км3/год
360
5000
Потребление первичной продукции биоты, %
1
40
Площадь лесопокрытых территорий, млн км2
57,5
50,0
Рост площади пустынь, млн км2
-
1,7
Сокращение числа видов, %
-
-20
Площадь суши, занятая техносферой, %
20
60

В XX в. была уверенность, что многие проблемы разрешатся с помощью техники. В течение века было зафиксировано множество открытий и изобретений, сменилось несколько поколений техники. Наш главный индикатор благосостояния ВВП на душу населения увеличился на протяжении века в 110 раз, с $38 до $4170. 
Но стало ли от этого человечество счастливее, убавилось ли у человека проблем?
Сомневаюсь…
Ибо этот огромный технический потенциал человечества сам по себе обладает внутренней неустойчивостью. Из-за высокой концентрации в пределах биосферы и среды человека источников риска (все виды вооружений, отравляющие вещества и ядерное топливо) этот потенциал не только угрожает биосфере, но и включает потенциал самоуничтожения. Эта угроза не так уж легко осознается, поскольку в психологии масс она маскируется положительными результатами социального прогресса во второй половине столетия, когда возросли доходы населения, более эффективными стали системы здравоохранения и образования, улучшилось питание людей, увеличилась продолжительность жизни.

Но вот наступают моменты интерференции природных стихий с нашими сверхсложными техногенными системами повышенного риска, и мы вдруг замираем в оцепеняющем ужасе от того как «играюче» природа крушит и разметает плоды нашей разумной деятельности, и от осознания того насколко убийственно опасны могуть быть эти самые объекты нашей техносферы. 
Вопреки законам здравого смысла и биологичесой необходимости, предписывающих нам селиться не плотнее 38 чел./ км² (2,63 биогектара на человека), но в угоду некой экономической целесообразности, мы решили переселиться друг-дружке на головы, в этот апофеоз техносферы – городские агломерации, в сотню раз превысив допустимую плотность расселения, а вместе с этим, в сотню раз повысив риски для собственной жизни.  
В Токио сегодня плотность населения – 5966,20 чел./км², в Иокогаме – 8416,66 чел./км². И даже в колыбели виртуального киберпространства – тихом и маленьком некогда Тиба (40 км от Токио) – 3531,5 чел./км². Для сравнения в Москве – 9682 чел./км².
При таком скоплении людей немудрено, что при малейшем природном «пердеже» наши города накрывает техноколлапс.
Иными словами, чем дальше наша инженерная мысль уводит наше существование от природных начал, тем пагубнее будут последствия воздействий природных явлений и стихий на нашу неимоверно усложненную, неустойчивую и энергозависимую техносферу.

Мораль: вам сухо и комфортно прожигать жизнь в ваших исскуственных технополисах? ОК, нет проблем, но только помните: асфальт, ночные клубы, наркотики и виртуальное пространство не спасут вас от сосульки падающей аж 9-го этажа, техногенных аварий с прекращением подачи электроэнергии или водоснабжения, смога горящих вокруг торфяников, а так же от наводнений и землетрясений. Ибо Вы в коконе вашей техносферы стали очень и очень уязвимы.
memento mortis! (помни о смерти, самозваный «царь природы»

(В посте использована информация из учебника «ЭКОЛОГИЯ. Природа - Человек – Техника». – М., 2001)

Комментариев нет:

Отправить комментарий